Статья 4. Качество товара (работы, услуги)

Новая редакция СТ 4 Закона о Защите Прав Потребителей России:

1. Продавец (исполнитель) обязан передать потребителю товар (выполнить работу, оказать услугу), качество которого соответствует договору.

2. При отсутствии в договоре условий о качестве товара (работы, услуги) продавец (исполнитель) обязан передать потребителю товар (выполнить работу, оказать услугу), соответствующий обычно предъявляемым требованиям и пригодный для целей, для которых товар (работа, услуга) такого рода обычно используется.

3. Если продавец (исполнитель) при заключении договора был поставлен потребителем в известность о конкретных целях приобретения товара (выполнения работы, оказания услуги), продавец (исполнитель) обязан передать потребителю товар (выполнить работу, оказать услугу), пригодный для использования в соответствии с этими целями.

4. При продаже товара по образцу и (или) описанию продавец обязан передать потребителю товар, который соответствует образцу и (или) описанию.

5. Если законами или в установленном ими порядке предусмотрены обязательные требования к товару (работе, услуге), продавец (исполнитель) обязан передать потребителю товар (выполнить работу, оказать услугу), соответствующий этим требованиям.

Комментарий к Статье 4 ЗоЗПП РФ

1. Одним из важнейших прав потребителя, провозглашенных Законом, является право на получение товаров, результатов работ и услуг (в дальнейшем — продукция) надлежащего качества, под которой понимается продукция, соответствующая по качеству требованиям, установленным в соответствии со ст. 4 Закона.

Четкое определение этого понятия имеет важное значение для применения Закона, в особенности норм об ответственности за продукцию ненадлежащего качества (с недостатками).

Содержание этого понятия не является неизменным.

Гражданский кодекс РСФСР (ст. 245, не действующая с 1.03.96) устанавливал, что качество проданной вещи должно соответствовать условиям договора, а при отсутствии указаний в договоре — обычно предъявляемым требованиям. Вещь, продаваемая торговой организацией, должна соответствовать стандарту, техническим условиям или образцам, если иное не вытекает из характера данного вида купли-продажи (в редакции 1987 года).

Закон, в первоначальной редакции ст. 4, сохранил определенную преемственность в критериях качества товара, но вместе с тем внес существенные новшества. Во-первых, были установлены единые критерии требований к качеству товаров, работ, услуг. В прежнем законодательстве качество работ и услуг в основном определялось условиями договора и обычно предъявляемыми требованиями и в меньшей степени, — требованиями стандартов.

Во-вторых, Закон распространил требования соответствия товара стандартам на все товары, независимо от того, где они продаются — в торговой организации или гражданином в порядке предпринимательской деятельности.

В-третьих, Гражданский кодекс РСФСР отсылал к обычно предъявляемым требованиям в тех случаях, когда требования о качестве договором вообще не предусмотрены.

Закон придал обычно предъявляемым требованиям самостоятельное значение, не зависящее от наличия или отсутствия в договоре условия о качестве. Такое решение является целесообразным, поскольку имеются обычные требования, включение которых в нормативную документацию выглядело бы странным в виду их общеизвестности.

В-четвертых, Закон дополнительно к традиционным формам определения качества продукции (договор, стандарты) ввел новый весьма важный критерий — информация о продукции.

Информация о потребительских свойствах продукции не является для нашей промышленности чем-то совершенно новым. И раньше можно было увидеть на отдельных товарах, в частности на упаковке пищевых продуктов, химикатов, лекарств и др., такую информацию. Однако она не играла той роли, которую ей придал Закон, — одного из необходимых критериев качества.

Следует отметить, что предусмотренные в первоначальной редакции ст. 4 правила применения обычных требований к качеству товара не совпадали с соответствующими формулировками Основ гражданского законодательства СССР и союзных республик, принятыми в 1991 году, которые были ближе к ГК РСФСР.

2. В новой редакции ст.4 Закона «О защите прав потребителей» произошли дальнейшие существенные изменения критериев качества товара (работы, услуги).

Содержание ст.4 практически полностью (почти текстуально) соответствует ст.469 ГК, регулирующей качество товара, реализуемого по договору купли-продажи. Однако ст.4 Закона «О защите прав потребителей» регулирует качество не только товаров, но также работ и услуг.

Такое механическое перенесение критериев качества товаров на регулирование качества услуг в Законе «О защите прав потребителей» ничем не оправдано, тем более, что в ГК впервые оказание услуг регулируется самостоятельно.

В соответствии со ст.783 ГК, к договору о возмездном оказании услуг применяются общие положения о подряде и положения о бытовом подряде, если это не противоречит специальным статьям о договоре возмездного оказания услуг, а также особенностям предмета договора.

Таким образом, качество услуг должно определяться по критериям, установленным ст.721 ГК: условия договора; при отсутствии или неполноте условий договора о качестве — требования, обычно предъявляемые к услугам соответствующего рода; обязательные требования стандартов.

Нетрудно заметить, что критерии качества товаров (ст.469 ГК) и услуг (ст.721 ГК) совпадают, за исключением критерия обычных требований к качеству. В ст.721 ГК он сохранен (для работ и услуг), а в ст.469 ГК (для товаров) и в ст.4 (п.2) Закона «О защите прав потребителей» (для товаров, работ и услуг) — заменен целями использования.

Представляется, что такая подмена критериев качества является необоснованной по существу, а также в связи с определением в Законе «О защите прав потребителей» понятия «недостаток» товара, работ, услуги как «несоответствия стандарту, условиям договора или обычно предъявляемым требованиям к их качеству».

Совершенно очевидно, что критерии качества и недостатка должны быть тождественны. Подмена требований к качеству определенных товаров, работ, услуг целями их использования нарушает этот принцип.

Структура ст. 4 заимствована из Основ гражданского законодательства СССР и союзных республик (ст. 76). Однако при изложении статьи в Законе были утрачены некоторые детали, что привело к возникновению ряда проблем. Основным критерием качества вновь определен договор, являющийся наиболее естественной юридической формой закрепления отношений потребителя и продавца (исполнителя).

ГК предусмотрены два новых вида договоров, которые, как правило, опосредуют отношения с участием гражданина потребителя: публичный договор и договор присоединения.

Согласно ст. 426 ГК, публичным договором признается договор, заключенный коммерческой организацией и устанавливающий ее обязанности по продаже товаров, выполнению работ или оказанию услуг, которые такая организация по характеру своей деятельности должна осуществлять в отношении каждого, кто к ней обратится (розничная торговля, перевозка транспортом общего пользования, услуги связи, энергоснабжение, медицина, гостиничное обслуживание, договоры банковского вклада, личного страхования и т.п..) Практически речь идет о всех договорах с участием гражданина-потребителя.

Организация, как правило, не вправе оказывать предпочтение одному лицу перед другим в отношении заключения договора. Цена товаров, работ и услуг, а также иные условия публичного договора устанавливаются одинаковыми для всех потребителей.

Отказ организации от заключения договора при наличии возможности предоставить товар (услугу) не допускается.

При необоснованном уклонении коммерческой организации от заключения публичного договора другая сторона вправе обратиться в суд с требованием о понуждении заключить договор и о взыскании причиненных в результате этого убытков (п. 4 ст. 445 ГК).

Важно подчеркнуть, что бремя доказывания отсутствия возможности передать потребителю товар, выполнить соответствующую работу, оказать услугу лежит на коммерческой организации (см. п. 55 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 года N 6\8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части 1 ГК РФ»).

Статья 426 ГК признает публичным договор, заключенный коммерческой организацией, т.е. организацией, занимающейся предпринимательской деятельностью.

В случаях, предусмотренных законом, Правительство РФ может издавать правила, обязательные для сторон при заключении и исполнении публичных договоров.

Условия публичного договора, не соответствующего установленным для всех потребителей или указанным обязательным правилам, являются ничтожными (п. 5 ст. 426 ГК). В настоящее время действует большое количество правил продажи товаров и оказания услуг, утвержденных Правительством РФ (см. комментарий к ст. 26 и 38 Закона).

Договором присоединения, согласно ст. 428 ГК, признается договор, условия которого определены одной из сторон в формулярах или иных стандартных формах и могут быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом. К таким договорам относятся практически все договоры о продаже товаров, проведении работ и оказании услуг гражданам-потребителям. Эти договоры исключают возможность обсуждения и выработки согласованных условий. Диктат одной стороны (продавца, исполнителя), вынужденный объективными условиями розничной торговли и оказания бытовых услуг, все же имеет некоторые ограничения.

Присоединившаяся к договору сторона вправе потребовать расторжения или изменения договора, если договор присоединения хотя и не противоречит закону и иным правовым актам, но лишает эту сторону прав, обычно предоставляемых по договорам такого вида, исключает или ограничивает ответственность другой стороны за нарушение обязательств либо содержит другие явно обременительные для присоединившейся стороны условия, которые она, исходя из своих разумно понимаемых интересов, не приняла бы при наличии у нее возможности участвовать в определении условий договора.

Таким образом, к предусмотренному Законом «О защите прав потребителей» праву на расторжение договора в связи с ненадлежащим качеством товара ГК предоставляет право на расторжение и изменение договора по ряду других оснований.

Кроме изложенных оснований изменения или расторжения договора присоединения, предусмотренных ст. 428 ГК, он может быть изменен или расторгнут также по основаниям, предусмотренным п. 2 ст. 450 ГК: существенное нарушение договора коммерческой организацией, а также в иных случаях, предусмотренных ГК, другими законами или договором. Спор рассматривается судом после принятия истцом мер по урегулированию спора с ответчиком (см. пп. 56, 59 и 60 упомянутого постановления Пленума суда от 1 июля 1996 года).

Следует обратить внимание на то, что условия реализации упомянутого права присоединившейся стороны на расторжение или изменение договора существенно различаются в зависимости от ее статуса. Право гражданина-потребителя ничем не ограничено и зависит лишь от наличия (доказанности или недоказанности) соответствующих обстоятельств. Если же сторона присоединилась к договору в связи с осуществлением своей предпринимательской деятельности, то ее требование не подлежит удовлетворению, если будет доказано, что она знала или должна была знать, на каких условиях заключает договор.

Для применения изложенных положений необходимы также разъяснения упоминаемых понятий о «разумности» интересов и «ничтожности» условий договора.

В ст. 10 ГК (п. 3) впервые установлено новое правило, что разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагаются. Применительно к вопросу о расторжении или изменении договора присоединения это означает, что бремя доказывания неразумности понимания своих интересов присоединившейся стороной лежит на другой стороне, т.е. продавце, исполнителе.

ГК предусматривает два способа признания сделки недействительной (ст. 166). Одни виды сделок становятся недействительными в силу признания их таковыми судом (оспоримая сделка). Другие — независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Различие, как это очевидно, существенное. В обоих случаях сделка признается недействительной по основаниям, установленным ГК (параграф 2 гл. 9). Требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено лицами, указанными в ГК. Требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено любым заинтересованным лицом. Заинтересованными лицами являются лица, права или интересы которых нарушены, прокурор, органы государственного управления и общественные организации, имеющие необходимые полномочия. Они могут быть применены судом по собственной инициативе. Недействительная сделка не влечет юридических последствий и недействительна с момента ее совершения. Если иное не установлено законом, при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке. ГК сохранил правило ГК РСФСР о том, что недействительность части сделки не влечет недействительности прочих ее частей, если можно предположить, что сделка была бы совершена и без включения недействительной ее части.

Основания признания сделки недействительной установлены ст. 162, 165, 168-179 ГК.

Согласно ст. 168 ГК, сделка, не соответствующая закону или иным правовым актам, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

ГК ничего не говорит о недействительности сделок, не соответствующих нормам гражданского права, принятым в актах министерств и других федеральных органов исполнительной власти. Поскольку эти акты могут издаваться лишь в случаях и пределах, предусмотренных законодательством и иными правовыми актами, т.е., по существу, по поручению федеральных органов законодательной и исполнительной власти, сделки, не соответствующие гражданско-правовым нормам этих актов, также должны признаваться недействительными (ничтожными). При этом следует учитывать, что указанные органы не вправе принимать нормы о защите прав потребителей. Исходя из сказанного, условия договоров розничной купли-продажи, оказания различных услуг, не соответствующие требованиям прежде всего Закона РФ «О защите прав потребителей», указов Президента РФ, постановлений Правительства РФ, различных правил торговли и оказания услуг, должны признаваться ничтожными. Поэтому предъявляемые в суде требования должны касаться лишь применения последствий недействительности такого договора. (см. определение суда N 513-96-39 в Бюллетене Верховного Суда РФ N 3-97 с. 14).

Ничтожными являются также мнимые и притворные сделки (ст. 170 ГК), сделки, совершенные недееспособными гражданами (ст. 171 ГК), несовершеннолетними до 14 лет (ст. 172 ГК). Остальные сделки отнесены к оспоримым. Рассмотрим некоторые из них.

Статьей 173 ГК предусмотрена недействительность сделки юридического лица, выходящей за пределы его правоспособности. Эта статья может быть применена только к тем юридическим лицам, в учредительных документах которых, согласно ст. 52 ГК, должны быть определены предмет и цели деятельности. К таким лицам относятся некоммерческие организации (в том числе учреждения), казенные и унитарные предприятия.

Поскольку коммерческие организации могут осуществлять любые незапрещенные виды деятельности, данная статья к ним неприменима, если только они сами не ограничили свою правоспособность в своих учредительных документах. Этой же статьей признаются недействительными сделки, совершенные любым юридическим лицом, не имеющими лицензии на занятие соответствующим видом деятельности.

Указанные в ст. 173 ГК сделки являются оспоримыми и могут быть признаны судом недействительными по иску самого юридического лица, его учредителя (участника) или государственного органа, осуществляющего контроль или надзор за деятельностью юридического лица (разумеется, в пределах его компетенции по объектам контроля). Однако суд вправе вынести такое решение, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о ее незаконности.

Такие же факты должны быть доказаны для признания судом недействительности сделки, совершенной лицом с превышением своих полномочий (ст. 174 ГК).

Согласно ст. 178 ГК, недействительной может быть признана сделка, совершенная под влиянием существенного заблуждения, по иску заблуждавшейся стороны.

Существенное значение имеет заблуждение относительно природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению. В данном случае следует исходить из возможности использования для конкретного лица, исходя из цели приобретения предмета договора.

Законом РФ «О защите прав потребителей» (ст. 12 в новой редакции) предусмотрен случай такого заблуждения в результате недостоверной или неполной информации потребителя о товаре. В этом случае потребитель вправе расторгнуть договор и потребовать полного возмещения причиненных убытков. Статья 178 ГК, по существу, предусматривает аналогичные последствия (каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке — п. 2 ст. 167 ГК), но уточняет, что под убытками имеется в виду реальный ущерб. При этом должно быть доказано, что заблуждение возникло по вине другой стороны. Если же это не будет доказано, сторона, по иску которой сделка признана недействительной, обязана возместить другой стороне по ее требованию причиненный ей реальный ущерб, даже если заблуждение возникло по обстоятельствам, не зависящим от заблуждавшейся стороны.

Это последнее правило свидетельствует о стремлении законодателя предостеречь от предъявления необоснованных исков.

Наконец, в интересующем нас плане обратимся к ст. 179 ГК, регулирующей недействительность сделки, совершенной под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной или стечением тяжелых обстоятельств. Каждая из таких сделок может быть признана недействительной по иску потерпевшего.

Поскольку все указанные в ст. 179 ГК основания признания сделки недействительной, в отличие от ст. 178 ГК, связаны с умышленными противоправными действиями одной стороны, последствия признания сделки недействительной отражают это обстоятельство. Потерпевшему возвращается другой стороной все полученное по сделке, а полученное потерпевшим от стороны-нарушителя обращается в доход Российской Федерации. Кроме того, потерпевшему возмещается другой стороной причиненный ему реальный ущерб.

Следует отметить определенные различия в реализации последствий договора расторгнутого и признанного недействительным. В первом случае, согласно ст. 453 ГК, обязательства сторон считаются прекращенными с момента заключения соглашения сторон о расторжении договора или с момента вступления в законную силу решения суда. При этом стороны не вправе требовать возвращения того, что было ими исполнено по обязательству до момента расторжения договора, если иное не установлено законом или соглашением сторон. Убытки, причиненные расторжением договора, могут быть взысканы, если основанием для расторжения послужило существенное нарушение договора.

Существенным нарушением признается нарушение, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора (ст. 450 ГК).

Новой редакцией Закона РФ «О защите прав потребителей» (ст. 18) предусмотрено, что потребитель, которому продан товар ненадлежащего качества, вправе потребовать расторжения договора (с возвратом товара) и полного возмещения убытков. Таким образом, нарушение требований к качеству товара признается существенным нарушением договора.

В отличие от этого, как уже отмечалось, сделка, признанная недействительной, является таковой с момента ее совершения. Поэтому каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, если иное не предусмотрено законом.

Как можно было заметить, в законодательстве неоднократно применяются различные понятия со словом «существенный»: заблуждение, имеющее существенное значение; существенный недостаток товара (работы, услуги); существенное нарушение договора. Какова связь между этими понятиями?
Представляется, что они регулируют разные стороны договорных отношений. Существенный недостаток относится лишь к качеству товара (работы, услуги). т.е. к одному из условий договора, нарушение которого было обнаружено в процессе его исполнения. Существенное заблуждение относится, с одной стороны, ко всей сделке в целом, ее юридической сущности, а с другой стороны, касается лишь ее предмета или его отдельных потребительских качеств и в этой последней части как будто бы совпадает в понятием «существенный недостаток». Но, как было замечено, законодатель придал им различное содержание. Наконец, существенное нарушение договора относится ко всей сделке и во многом совпадает с характеристикой, данной по поводу заблуждения. При этом могут быть нарушены любые условия договора, важно лишь наличие последствий, предусмотренных законом.

Для предъявления исков, связанных с недействительностью сделок, ст. 181 ГК установлены специальные сроки исковой давности. Иск о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлен в течение десяти лет со дня, когда началось ее исполнение (это касается сделок, предусмотренных ст. 168, 170, 171, 172 ГК). Иск о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности может быть предъявлен в течение года со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (п. 1 ст. 179), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной. Для предъявления исков, связанных с расторжением договора, действуют общие сроки исковой давности.

3. Вторым критерием качества товара (работы, услуги) в п. 2 ст. 4 указана пригодность для использования в целях, для которых товар (работа, услуга) такого рода обычно используется.

Этот критерий качества используется лишь тогда, когда условие о качестве в договоре отсутствует.

В первоначальной редакции ст. 4 аналогичный критерий качества имел самостоятельное значение и использовался независимо от наличия или отсутствия условия о качестве в договоре. Такое правило является целесообразным, поскольку ни в договоре, ни в стандартах не оговариваются все без исключения требования, в частности те, которые являются очевидными, обычными. В случае спора о качестве товара они могут и должны учитываться в любом случае.

Статья 4 посвящена качеству товара (работы, услуги). Нормы и характеристики, определяющие качество товара, устанавливаются в государственных стандартах (обязательные требования) и в техническихусловиях предприятий-изготовителей (потребительские характеристики). В этих же документах, а также в иной технической документации изготовителя определяется целевое назначение изделия, т. е. его основные потребительские функции, область и условия применения.

Таким образом, назначение товара — это как бы задача, а требования, нормы и характеристики качества — ее решение.

Например, цель использования, назначение радиоприемника — прием радиопередач. Это относится ко всем видам радиоприемников, т. е. является понятием родовым, относящимся к группе однородных товаров (услуг). Общие требования к группам однородной продукции устанавливаются в стандартах общих технических условий.

Но потребителю нужен определенный радиоприемник — стационарный или карманный, работающий на длинных или коротких волнах и т. д. и т. п. Общие требования конкретизируются применительно к требованиям на определенные марки, модели изделия в стандартах технических условий.

Особенно наглядно видна непригодность «целевого» и «родового» подхода к определению качества товара, когда это касается, например, пищевых или парфюмерно-косметических товаров, имеющих в пределах одного вида десятки наименований, сортов и т. п., но обычную общую цель использования.

Именно в связи с этим в правила проведения сертификации включена специальная процедура идентификации товара по отобранным образцам на соответствие его наименованию, поскольку нельзя выдать сертификат на колбасу вареную или копченую без указания ее конкретного наименования: московская, останкинская, молочная и т.д.

К чему может привести «родовой» критерий, видно из порядка формирования однородных групп парфюмерно-косметической продукции. В один род — продукция для ухода за кожей лица и тела — объединены: кремы, эмульсии, молочко, сливки, гели, желе, лосьоны, масла гигиенические и лечебно-профлактические и т.д. (еще около 20 наименований).

Изложение п. 2 ст. 4 в части целей дословно заимствовано из последней фразы п. 1 ст. 76 Основ гражданского законодательства. Однако этой фразе предшествовало указание, что продавец обязан передать покупателю имущество обычного качества, соответствующего его конкретному назначению, указанному в договоре или известному продавцу. И лишь в том случае, если продавец не должен был знать о конкретном назначении продаваемого имущества, оно должно быть пригодно для целей, для которых имущество такого рода обычно используется.

Из сказанного следует, что в формулировке п. 2 необоснованно произведена подмена понятия «требования к качеству» понятием «цель использования» и конкретного товара товаром, относящимся к определенному роду.

Формулировка п. 2 ст. 4 ставит потребителя в крайне невыгодное положение, поскольку пригодность для «родовых» целей использования является универсальным основанием для отказа в требовании потребителя, купившего по какой-либо причине не тот конкретный товар, какой ему был нужен, в его обмене.

Положение потребителя несколько облегчено в п. 3 ст. 4, поскольку речь идет уже не о «родовых», а о конкретных целях приобретения товара (выполнения работы, оказания услуги). Эти конкретные цели, доведенные потребителем до сведения (исполнителя), могут содержать указания на конкретные характеристики товара, или продавец (изготовитель) может определить эти характеристики, поскольку они ему известны. Однако доказать в случае спора несоответствие товара объявленным потребителем целям приобретения последнему практически невозможно, поскольку условия заключения договора розничной купли-продажи не позволяют зафиксировать факт сообщения и содержание цели приобретения.

При выполнении работ и оказании услуг ситуация более благоприятная для потребителя. В случае заключения договора в письменной форме или выдачи каких-либо документов (квитанций и т. п.) в них можно отразить конкретные цели и требования к качеству.

Таким образом, налицо коллизия между критерием качества товара (работы, услуги), указанным в п. 2 ст. 4 Закона (обычные цели использования товаров определенного рода), и понятием «недостаток», которые должны полностью корреспондироваться между собой по существу.

Представляется, что формулировка понятия «недостаток» является правильной и при определении наличия или отсутствия недостатков следует исходить из несоответствия товара обычно предъявляемым требованиям к его качеству. «Целевой признак» в лучшем случае может использоваться в качестве дополнительного критерия к требованиям качества, подобно тому как это было предусмотрено в Основах гражданского законодательства.

Именно такая конструкция статьи о качестве работы использована в ГК (ст. 721), подробнее см. комментарий к гл. III Закона.

4. Продажа товаров по образцам или описаниям является одним из видов договора купли-продажи (см. комментарий к п. 1 ст. 4 Закона). Образцы и описания товаров играют роль своеобразных условий договора о качестве товара.

Особенности продажи товаров по образцам регулируются Правилами продажи товаров по образцам, утвержденными в соответствии с Законом постановлением Правительства Российской Федерации от 19 августа 1994 года N 970.

Согласно Правилам, кроме возможности визуального ознакомления потребителя с товаром (в том числе путем демонстрации образцов в действии), продавец обязан обеспечить каждый образец (всех артикулов, марок и разновидностей) аннотацией с указанием заводаизготовителя, технических параметров и других характеристик потребительских свойств товара, иметь каталоги, альбомы имеющихся в продаже товаров по видам оформления. Расцветка и рисунок обивочной ткани, вид отделочных и облицовочных материалов и фурнитуры, а также наименование магазина, дата продажи, наименование товара, его артикул, цена и др. должны указываться в товарном чеке, выписываемом продавцом.

5. Третьим и последним критерием качества в ст. 4 Закона указано соответствие обязательным требованиям стандарта к качеству товара (работы, услуги), если стандартом такие требования предусмотрены.

Таким образом, этот критерий качества применяется как бы под отлагательными условием: если стандартом предусмотрены обязательные требования к качеству товара.

Под обязательными требованиями имеется в виду прежде всего, безопасность товара. Таким образом, получается, что эти требования к нему не будут предъявляться, поскольку они отсутствуют. Но опасность товара при этом не исчезает. С целью недопущения такого положения в первоначальной редакции Закона была предусмотрена обязанность соответствующих органов государственного управления незамедлительно обеспечить разработку и введение в действие таких требований, а при необходимости (например, в связи с задержкой разработки требований) приостановить реализацию товаров (выполнение работ, оказание услуг) изготовителем, исполнителем, продавцом. В новой редакции Закона аналогичная норма отсутствует. Она была изъята в том числе в связи с принятием в июне 1993 года Закона РФ «О стандартизации».

Однако в этом акте нет такой четкой формулировки.

Записано лишь, в контексте содержания документа среди других разделов, что государственные стандарты должны содержать требования к продукции, работам и услугам по их безопасности для окружающей среды, жизни, здоровья и имущества граждан. В законе о стандартизации предусмотрено право государственных инспекторов Госстандарта РФ приостанавливать реализацию проверенной продукции (работ, услуг) в случае несоответствия ее обязательным требованиям государственных стандартов. Но это право, следовательно, относится к продукции, на которую обязательные требования утверждены (см. также комментарий к ст. 7 Закона).

Таким образом, изъятие из новой редакции Закона упомянутой нормы создало определенные проблемы с разработкой обязательных требований к качеству товаров (работ, услуг), несмотря на то что в стандартах государственной системы стандартизации предусмотрено, что стандарты на продукцию, использование которой способно причинить вред здоровью или имуществу, а также окружающей среде, обязательно должны содержать разделы «требования безопасности» и «требования охраны окружающей среды».

Выход из этой ситуации облегчает установление п. 4 ст. 7 Закона порядка, согласно которому перечни товаров (работ, услуг), подлежащих обязательной сертификации, утверждаются Правительством РФ. Как известно, на эти товары (работы, услуги) должны быть установлены требования по безопасности.

Закон не раскрывает содержание понятия, «обязательные требования к качеству товара» (работы, услугу). Общий перечень обязательных требований к продукции (работам, услугам) установлен п. 2 ст. 7 Закона РФ «О стандартизации». В этот перечень входят требования, устанавливаемые государственными стандартами для обеспечения безопасности продукции, работ и услуг для окружающей среды, жизни, здоровья и имущества людей, для обеспечения технической и информационной совместимости, взаимозаменяемости продукции, единства методов их контроля и единства маркировки.

Очевидно, что под понятие обязательных требований к качеству товаров (работ, услуг) из приведенного перечня подпадают лишь требования по их безопасности для упомянутых объектов, установленные государственными стандартами. Требования по безопасности, имеющие общеобязательный характер, в других категориях стандартов (отраслевых, заводских и др.) устанавливаться не должны, а если они установлены, то не могут приниматься во внимание при применении Закона (см. комментарий к понятию «стандарт»).

6. Как было отмечено (см. комментарий к понятию «недостаток товара»), из критериев качества в новой редакции Закона исключена информация о товаре (работе, услуге). В то же время сохранены обязательные требования к информации о товаре (работе, услуге), которая помимо чисто информационных данных должна содержать показатели качества товара: основные потребительские свойства, состав и другие сведения, предусмотренные п. 2 ст. 10 Закона. Кроме того, Законом установлена ответственность за предоставление ненадлежащей информации в определенных случаях, а при возникновении в связи с этим недостатков товара (работы) применяются последствия продажи товара ненадлежащего качества (ст. 12). Поэтому невозможно предположить, что отсутствие в ст. 4 Закона критерия информации о качестве товара (работы, услуги) является основанием для признания товара, не соответствующего информации о нем, доброкачественным. Информация о товаре особенно важна для определения его доброкачественности или наличия недостатков в тех случаях, когда договором условие о качестве не предусмотрено. Это возможно, когда на самом товаре, его упаковке, в прилагаемой документации не содержится никакой информации о качестве товара, а указанная информация существует самостоятельно, например в средствах массовой информации.